• 4
  • 5
  • 1
  • 3
  • 12
  • 17
  • 70
  • 7
  • 28
  • 5

Врач или полуфабрикат

09.11.2017

Работодатели не довольны качеством подготовки выпускников медвузов. Острая дискуссия на эту тему между представителями частной медицины и высшей школы развернулась в рамках VIII Международной конференции «Росмедобр-2017. Инновационные обучающие технологии в медицине».

Не подпускать к пациентам

Исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев сразу задал тон дискуссии, заявив, что окончившие ординатуру молодые врачи не способны к самостоятельной работе. Зал сразу раскололся на две неравные части. Большинство представителей высшей школы не согласились с таким утверждением, однако спикер твердо стоял на своем: «Есть единицы, талантливые и пробивные молодые специалисты, которые могут работать. Но процент этих людей таков, что складывается впечатление — это заслуга не системы обучения, а самого ординатора».

Илья Фоминцев привел неутешительные данные исследования, которое провел фонд совместно с НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова в рамках третьего ежегодного конкурса на грант «Высшая школа онкологии». В нем приняли участие 354 выпускника из всех регионов страны и стран СНГ. Конкурс состоял из трех этапов: отбор заявок, решение конкурсантами клинических ситуационных задач (на время) и очное собеседование.

До решения задач были допущены 222 студента, чей средний балл диплома составлял 4,5. В ходе второго тура претендентам было предложено пять клинических ситуаций из реальной практики: нужно было определиться с дифференциальным диагнозом и выбрать оптимальную тактику лечения. Большинство задач касались ситуаций при критических состояниях пациента. В итоге 30% участников просто «убили» всех пациентов, от рук 61,5% тестуемых «погибли» от одного до трех человек. Лишь 8,5% сумели спасти всех больных.

«Таких выпускников нельзя подпускать к больным! — резюмировал Илья Фоминцев. — Уровень подготовки студентов и ординаторов не позволяет называть их врачами. У ребят нет необходимых компетенций, они не способны самостоятельно принимать клинические решения и рационально их обосновывать».

Эксперт обратил также внимание на то, что у новоиспеченных врачей отсутствуют навыки коммуникации с пациентами. «Те, кто заинтересован в профессиональном развитии, учатся этим навыкам самостоятельно, выбирая лучшие с их точки зрения образцы для подражания. Между тем на Западе коммуникации с пациентами изучаются в рамках вузовской программы. Это отдельный предмет, включенный в экзамен. Нашей высшей школе нужно брать такой подход на вооружение, обучать студентов коммуникативной составляющей профессии», — уверен Илья Фоминцев.

Издержки отбора

Клиники заинтересованы в специалистах, не просто получивших сертификат врача, но и обладающих всеми необходимыми компетенциями. Однако ожидания работодателей в большинстве случаев оказываются напрасными. По словам практиков, в клинику приходит молодой врач с сертификатом специалиста, но, чтобы он стал врачом, его нужно «дорабатывать».

«Мне категорически не нравится уровень примерно 80% ребят, поступивших в ординатуру, — заявил Бадма Башанкаев, руководитель Международной школы практической хирургии, член правления РОЭХ. — Согласно официальной статистике первичную аккредитацию в этом году не прошли около 2% выпускников, а по уровню знаний, на мой взгляд, нужно было отсеять 15—30%».

По мнению спикера, молодому поколению хирургов помимо практических навыков не хватает желания развиваться, знания английского языка на уровне, позволяющем читать профессиональную литературу, умения общаться с больными, работать в команде.

Бесправное существо

Участники дискуссии обратили внимание на странное правовое положение ординаторов. «Де-юре — это человек без сертификата, и не понятно, в каком правовом поле он находится, — удивился г-н Фоминцев. — Нет нормативных документов, определяющих функции куратора ординатора. В положениях написано: куратор должен всемерно способствовать развитию ординатора. Но в чем это выражается? Ни в одном операционном журнале я не встречал записи, что ординатор, проходящий хирургическую ординатуру, принимал участие в операции. В лучшем случае он стоял «на крючках». Получается, что ординатор — это такое бесправное существо, которое не имеет сертификата врача и права подписи. При этом сам часто платит за ординатуру. А что взамен получает? Разве что бумаги оформлять его научат. Так относясь к ординаторам, мы не имеем права рассчитывать на то, что из них вырастут грамотные врачи».

Доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии, зав. учебной частью Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова Зульфия Зарипова не согласилась с оратором, отметив, что в университетских клиниках пациенты подписывают информированное согласие на то, чтобы его лечил/осматривал ординатор. В этом случае правовое поле соблюдено — ординатор может работать с пациентами под руководством опытных врачей.

Не сбить пламя

«Розовый упругий выпускник, хорошо программируемый, не устающий, не требующий оплаты труда и не допускающий ошибок — так видят работодатели молодых специалистов», — заметил проректор по ДПО и аккредитации Тихоокеанского государственного медицинского университета Сергей Лебедев. Он не считает ситуацию с уровнем подготовки молодых специалистов столь драматичной.

«Вузы выпускают достаточно образованных ребят с хорошим уровнем базисных знаний. Приходя в лечебные учреждения в качестве ординаторов, они попадают в команды врачей, которые в большинстве случаев помогают нарастить практическую составляющую. Но проблема в том, что многие выпускники совершенно демотивированы. Мотивация повысится, если они перестанут учиться по старым учебникам и неинтересным программам».

Изменит ли ситуацию переход на систему аккредитации и симуляционное обучение? Сергей Лебедев уверен, что ни за год, ни за два система не сможет перестроиться. Даже в рамках конференции слышны истории из серии «натаскали выпускников на аккредитацию».

«Стали натасканные выпускники умнее за этот аккредитационный месяц? Конечно же нет. Но это лишь означает, что над внедрением аккредитации и симуляционных технологий надо и дальше работать, — сказал г-н Лебедев. — Нам, представителям высшей школы, надо учиться не сбивать у студентов пламя заинтересованности, а поддерживать его».

Лишь бы не в поликлинику

В ходе дискуссии прозвучало мнение, что мотивация молодых специалистов упадет еще сильнее в связи с введением новых правил приема в ординатуру. Сегодняшние студенты часто не мотивированы на профессию, не знают, кем будут (и хотят быть) после окончания вуза.

Поступить в ординатуру и получить специализацию выпускникам без опыта работы стало теперь гораздо сложнее. Сегодня можно и без ординатуры работать врачами (сразу после аккредитации), но… только участковыми терапевтами. Так Минздрав пытается усилить первичное звено. К чему это приводит? Стремясь любыми путями не попасть на работу в поликлинику, выпускники стараются поступать туда, где меньше конкурс. При новой балльной системе сейчас легче всего попасть в ординатуру тем, кто имеет средний высокий балл (достижения в конкретной дисциплине, где студент хотел бы специализироваться, не учитываются).

Ординатура также доступнее тем, кто в состоянии оплатить свое обучение. Представители медицинского сообщества предупреждают: если ситуация сохранится, очень скоро в здравоохранении появится целая когорта ординаторов, не имеющих интереса к профессии и мотивации в ней развиваться.

Елена Григорьева

«Фармацевтический вестник» Октябрь, 2017 №35

 

Новости