• 17
  • 4
  • 1
  • 16
  • 12

Кадры в минусе

08.08.2018

Росстат опубликовал данные о численности работников медицинских организаций государственной и муниципальной форм собственности, имеющих высшее медицинское, фармацевтическое и иное высшее образование и участвующих в оказании медицинской помощи, за январь–июнь 2018 г. Количество работающих в них врачей сократилось на 7,6 тыс. по сравнению с первым полугодием 2017 г. Численность среднего и младшего медицинского персонала сократилась на 38,9 тыс. и 171,3 тыс. соответственно. По оценкам экспертов, кроме естественной убыли в связи с выходом на пенсию эти цифры свидетельствуют о масштабе сокращения самих медорганизаций и снижении привлекательности работы в государственном здравоохранении.

По данным на декабрь 2016 г., в государственных и муниципальных медорганизациях были заняты 570,6 тыс. врачей. За первые 6 месяцев 2017 г. их численность сократилась до 567,4 тыс. В первом полугодии 2018 г. – до 559,8 тыс. По информации экспертов Общероссийского народного фронта, сравнивших данные докладов Правительства РФ в 2016 и 2017 гг., общая численность врачей в стране сократилась в прошлом году на 28,5 тыс., а среднего медицинского персонала – на 108 тыс. 

В разрезе федеральных округов численность врачей выросла по итогам первого полугодия только в СКФО (+ 231 человека). Наибольший отток специалистов приходится на три самые густонаселенные территории: ЦФО (- 3103), ПФО (- 1525), СФО (- 1200). Чуть ниже показатели в ЮФО (- 613), УрФО (- 599), СЗФО (- 436) и ДФО (- 419). 

Обеспеченность врачами и средними медработниками (на 10 тыс. населения)

Источник: ЦНИИОИЗ

«Скорее всего, и врачи, и медицинские сестры переходят в негосударственные медорганизации, а те не подают эту информацию в статистическую отчетность. Хотя, конечно, есть и те, кто совсем уходит из отрасли», – прокомментировал порталу Medvestnik.ru данные Росстата директор Национального НИИ общественного здоровья, академик Рамил Хабриев.

По оценкам Фонда независимого мониторинга «Здоровье», дефицит врачей в государственных и муниципальных медучреждениях составлял в 2017 г. 21,2%. Наиболее ощутимо не хватало терапевтов в первичном звене (24,8%).

На рабочей встрече с Президентом РФ Владимиром Путиным в августе прошлого года, где шла речь о ситуации в первичном звене, министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила: на устранение кадрового дефицита ведомству потребуется от двух до трех лет. По данным Минздрава, по состоянию на август 2017 г. в первичном звене не хватало 10,7 тыс. участковых терапевтов и педиатров и около 24 тыс. врачей-специалистов, однако некоторые изменения в лучшую сторону наметились в последние три года: на 37 тыс. увеличилось число врачей в первичном звене (+ 14%), причем на четверть стало больше работающих на селе благодаря программе «Земский доктор». «По всем дефицитным специальностям (это не только терапевт и педиатр, самые дефицитные в первичном звене – это офтальмологи, лор-врачи, кардиологи и неврологи) идет существенное повышение: от 10 до 25%», – уточнила министр. Отток пенсионеров, по ее данным, составляет в среднем от 5,5 до 10% в разных регионах. 

Динамика численности врачей, участковых терапевтов, педиатров, врачей общей практики в РФ, тыс. человек

Но при этом, как отмечают эксперты фонда «Здоровье» со ссылкой на данные Росстата, за 2017 г. число штатных должностей врачей снизилось на 1,6 тыс., в том числе в организациях, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях, на 1,3 тыс. Также за год количество занятых ставок врачей уменьшилось на 9,2 тыс., в том числе в первичном звене 5,9 тыс. Это связано с сокращением количества самих медицинских организаций. По данным ежегодного статистического сборника Минздрава, в 2017 г. их стало меньше почти на 0,5 тыс. по сравнению с 2015 г. 

Ранее зампред Комитета Госдумы по охране здоровья Леонид Огуль приводил экспертные данные, согласно которым с 2000 по 2015 г. количество больниц в России сократилось в два раза – с 10,7 до 5,4 тыс., причем зачастую решения о закрытии или укрупнении учреждений были связаны с нехваткой средств на их содержание, нежеланием региональных или муниципальных властей решать эти вопросы. 

«Думаю, что сокращение количества специалистов прежде всего связано с этим. Но могут быть и статистические проблемы, связанные с внутренней миграцией: например, специалист переехал в другой субъект, а по новому месту работы еще не оформился. Конечно, свой вклад вносит и закрытие медицинских учреждений, что особенно видно по сестринскому персоналу. Медсестер у нас довольно много, и если медицинское учреждение закрылось, а обычно соотношение врачебных и сестринских ставок – один к трем, все эти люди тоже выпадают из отчетности», –сказал порталу Medvestnik.ru CEO консалтинговой компании «ДМГ» Владимир Гераскин. По его словам, играет роль и естественная для последнего десятилетия убыль граждан трудоспособного возраста и выход на пенсию, когда объем подготовки новых специалистов не перекрывает потери. 

Проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ) Николай Прохоренкоотмечает, что хорошие специалисты легко меняют работу  и даже регион. Ведь несмотря на то, что зарплаты врачей в государственной медицине растут, сумма в 50–70 тыс. руб. в месяц не может обеспечить амбициозному квалифицированному специалисту принадлежность к так называемому среднему классу, индикаторами которого являются высокий уровень дохода на одного члена семьи, загородный дом, возможность оплачивать медицинскую помощь, образование и ежегодный отдых семьи за границей. 

«По опыту знаю, что зарплата врачей в частных и в государственных учреждениях отличается, может быть, процентов на 15–20 в пользу частных структур. Но все те из моих знакомых, кто переходил в коммерческий сектор, говорят даже не о деньгах, а об организации работы, о том, что там работать спокойнее и больше времени на общение с пациентом. От врача не требуют выполнения на самом деле далеких от реальной врачебной деятельности функций, таких как заполнение плана диспансеризации, составление реестр-счетов для страховых компаний и так далее. Открытых данных о том, сколько врачей перешли работать из государственной медицины в частную, нет, хотя раньше такая статистика собиралась. Думаю, такие данные имеет Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения, но он по непонятным причинам открыто не публикует эту информацию», – отмечает Николай Прохоренко.

Татьяна Бескаравайная

Medvestnik.ru

Новости